Вы здесь

Братство самоцвета или Путешествие длиною в столетия


Изумруд

Издревле камни наделялись волшебной силой. История лишь подтверждает это их свойство, ведь самые выдающиеся минералы начинали жить своей жизнью, подчиняя себе даже людей. Изумруд Коковина мог бы стать прототипом волшебного кольца Толкиена благодаря драматическим событиям, которые разворачивались вокруг него.

В 1834 году один из самых талантливых мастеров-камнерезов Екатеринбургской гранильной фабрики Яков Коковин нашёл изумруд непревзойдённой красоты, травянисто-зелёного цвета, едва ли не превосходящий достоинством изумруд из короны Юлия Цезаря. С таким богатством кто расстанется? Вот и Яков не смешил отправлять камень в Санкт-Петербург. Вместо этого он вынимал изумруд из шкафа и повторял: «Ещё на этот камень полюбуюсь, ни прежде, ни после не было подобного».

Вскоре с целью ревизии фабрики, по донесению, приехал член Департамента уделов статский советник Ярошевицкий и обнаружил камень, посчитав его незаконно присвоенным. Самоцвет, вместе с другими камнями, отправился в столицу, чтобы в итоге оказаться в руках вице-президента Департамента уделов графа Л. А. Перовского, который был страстным коллекционером драгоценных минералов. Естественно, дело было повёрнуто так, будто камень украли.

Виноватого нашли в лице Якова Коковина. Его поместили в екатеринбургскую тюрьму, где он просидел три года в одиночной камере. А в это время преступник, Л.А. Перовский, гулял на свободе. С тех пор следы самоцвета, которому присвоили имя Изумруд Коковина, затерялись.

Этим же именем, Изумруд Коковина, чуть позже нарекли совсем другой самоцвет – весом 2 226 г, высотой 18,5 см, судьба которого тоже интересна. Сначала он достался потомкам гетмана Кочубея, потом добрался до Вены, где его оценили в 50 тысяч австрийских гульденов. А в 20-х годах XX века, по настоятельным просьбам русских учёных, он был выкуплен на аукционе и возвращён на родину.

Яков Коковин долго пытался добиться справедливости и так и умер оболганным. И только во второй половине XIX века в Екатеринбурге его именем назвали площадь и улицу.